pikitan

Рассказ о встрече с Николаем II, имевшей место 19 января 1917 года

В свое время, при прочтении замечательной книги Владимира Николаевича Коковцова "Из моего прошлого 1903-1919 гг.", мне особенно запомнилось описание последней встречи автора с Государем. Недавно, вернувшись к этому отрывку, я наконец понял, ЧТО (вероятно) там написано. Публикую здесь, чтобы ввести это свидетельство в интеллектуальный оборот.

Книга также, безусловно, заслуживает прочтения. Автор был знаменит среди современников своим знанием материала и наличием обоснованного взгляда по всем вопросам, связанным с его широкой сферой деятельности. Это делает крайне интересной рисуемую им картину жизни Российского государства в те годы.


Получивши указ, я немедленно послал Государю мою просьбу о приеме по случаю назначения Попечителем Лицея и еще раз спросил по телефону Покровского, не согласится ли он напомнить Государю о Его желании дать мне указания относительно моей работы по собиранию и обработке подготовительных материалов к будущему мирному конгрессу. Покровский ответил мне по телефону, что еще на последнем его докладе Государь говорил с ним об этом вопросе, как окончательно им решенным и напоминать Ему о нем, видимо, нет никакой надобности. Государь вернул мне быстро мою докладную записку о приеме, назначивши его на 19-ое января 1917 года, и почти одновременно с тем и Покровский сообщил мне, что на его новом докладе Государь снова подтвердил ему, без всякого его напоминания, что увидит меня на днях и будет непременно говорить о том поручении, которое на меня будет Им возложено.

В обычный утренний час, в 11 часов 19-го января я приехал в Царское Село и видел Государя в последний раз. Никогда я не забуду этого нашего последнего свидания, и никогда не изгладится из моей памяти то впечатление, которое оставило во мне это свиданье.

Целый год не был я в той приемной, перед кабинетом, в которой бывал столько раз за 10 лет моих частых посещений. Ничто не изменилось за целый год, что я не переступал порога Александровского дворца. Тот же швейцар на подъезде, видимо, обрадовавшийся видеть меня, тот же скороход провел меня в приемную, те же конвойцы у всех дверей, те же книжки и альбомы на столе приемной, те же картины и портреты на стенах, те же лица в приемной: Граф Бенкендорф и доктор Боткин, мирно беседующие между собою, а первый из них при моем появлении в приемной, пошел ко мне навстречу и сказал даже разве сегодня пятница? и на мое замечание, что я уже три года как не езжу больше по пятницам, засмеялся и сказал: «мы все еще считаем, что Вы – Министр Финансов и Председатель Совета, настолько мы привыкли видеть Вас здесь».

Государь тотчас принял меня. Когда я вошел в его кабинет, Он стоял у окна у самых входных дверей и тут же и остался, не подходя, как это Он делал всегда к письменному столу и не предложил мне сесть, а остался говорить со мною стоя. Мне показалось, что дверь из кабинета в уборную была приотворена, чего никогда раньше не бывало, и что кто-то стоит за дверью. Быть может, это был просто обман моего слухового впечатления, но во все время нашего короткого разговора, это впечатление не оставляло меня.

Внешний вид Государя настолько поразил меня, что я не мог не спросить его о состоянии его здоровья. За целый год, что я не видел Его, Он стал просто неузнаваем: лицо страшно исхудало, осунулось и было испещрено мелкими морщинами. Глаза, обычно такие бархатные, темно-коричневого оттенка, совершенно выцвели и как-то беспомощно передвигались с предмета на предмет, вместо обычно пристального направления на того, с кем Государь разговаривал. Белки имели ярко выраженный желтый оттенок, а темные зрачки стали совсем выцветшими, серыми, почти безжизненными.

Я с трудом мог подавить в себе охватившее меня волнение и, спрашивая о здоровье, оказал просто: «Ваше Величество, что с Вами? Вы так устали, так переменились с прошлого января, когда я видел Вас в последний раз, что я позволяю себе сказать Вам, что Вам необходимо подумать о Вашем здоровье. Те, кто видят Вас часто, очевидно, не замечают Вашей перемены, но она такая глубокая, что, очевидно, в Вас таится какой-нибудь серьезный недуг».

Выражение лица Государя было какое-то беспомощное. Принужденная, грустная улыбка не сходила с лица, и несколько раз Он сказал мне только: «Я совсем здоров и бодр, Мне приходится только очень много сидеть без движения, а Я так привык регулярно двигаться. Повторяю Вам, Вл. Ник., что Я совершенно здоров. Вы просто давно не видели меня, да Я, может быть, не важно спал эту ночь. Вот пройдусь по парку и снова приду в лучший вид».

Я поблагодарил Государя за назначение меня Попечителем Лицея, высказал Ему, как отрадно мне это назначение, прибавивши, что ровно 45 лет тому назад, в декабре 1872 года я вышел из Лицея, и с той поры не было почти ни одного года, чтобы я не бывал в его стенах. Государь слушал меня все с тою же, какою-то болезненною, улыбкою, как-то странно оглядываясь по сторонам. Затем я спросил Государя, угодно ли Ему дать мне теперь же Его указания по тому делу, которое Он мне поручает, или же угодно Ему назначить мне иное время для доклада.

При таком вопросе, который мне казался чрезвычайно простым, так как при Его прекрасной памяти у меня не могло быть и мысли о том, что Он мог не помнить о том, что Ему доложил Министр Иностранных Дел всего два-три дня тому назад, Государь пришел в какое-то совершенно непонятное мне беспомощное состояние: странная улыбка, я сказал бы даже почти бессознательная, без всякого выражения, какая-то болезненная, не сходила с Его лица, и Он все смотрел на меня, как будто бы ища поддержки и желая, чтобы я напомнил Ему о том, что совершенно исчезло из Его памяти.

При моем заявлении, что Министр, Иностранных дел докладывал Ему во вторник о его и бывшего Председателя Совета Министров Трепова мысли поручить мне подготовку материалов к будущим мирным переговорам, и что Государю угодно было лично высказать мне Его соображения по этому чрезвычайно щекотливому вопросу, о котором так трудно сказать что-либо определенное сейчас, – Государь положительно растерялся и долго, молча смотрел на меня, как будто Он собирался с мыслями или искал в своей памяти то, что выпало из нее сейчас. После такого молчания, которое казалось мне совершенно бесконечным, и все продолжая беспомощно улыбаться Государь, наконец, сказал мне: «Ах да, Я говорил с Покровским и хотел высказать Вам мое мнение, но Я еще не готов теперь к этому вопросу. Я подумаю и Вам скоро напишу, а потом при следующем свидании мы уже обо всем подробно поговорим». Также продолжая беспомощно улыбаться. Государь подал мне руку и сам отворил дверь в приемную.

(Ф.Ф. Трепов, 1812-1889 – см. А.Ф. Кони «Воспоминания о деле Веры Засулич», его сыновья – А.Ф. Трепов, 1862-1928, Председатель Совета Министров, с 1921 года – член Высшего Монархического Совета в Париже, в этой части упомянут еще В.Ф. Трепов.)

В ней я нашел тех же: Гр. Бенкендорфа и Боткина. Скажу и сейчас, спустя столько лет, что слезы буквально душили меня. Я обратился к Боткину со словами: «неужели Бы не видите, в каком состоянии Государь. Ведь Он накануне душевной болезни, если уже не в ее власти, и Вы все понесете тяжкую ответственность, если не примете меры к тому, чтобы изменить всю создавшуюся обстановку».

Не видели ли они того, что так поразило меня, или просто не хотели говорить со мною, я этого не знаю, но ни тот ни другой не разделили моего впечатления и в один голос сказали мне, что я просто давно не видел Государя, но что в его здоровье нет решительно ничего грозного, в что Он просто устал от всех переживаний. У меня же осталось убеждение, что Государь тяжко болен, и что болезнь его – именно нервного если даже не чисто душевного свойства. При этом моем убеждении я был и 18 месяцев спустя, когда 10-го июля 1918 года в помещении Петроградской чрезвычайки меня допрашивал Урицкий и задал мне прямой вопрос о том, считаю ли я Государя психически здоровым, и не думаю ли я, что Он еще со времени удара его в Японии был просто больным человеком».


(https://www.e-reading.club/chapter.php/1034215/48/Kokovcov_-_Iz_moego_proshlogo_1903-1919_g.g.html) месй
pikitan

О нашем сайте. Оптимистическое

С каждым днем слабеет надежда на то, что наш хостинг для www.tertia-toma.ru возобновит работу. В связи с этим мы (т.е. pikitan&schloenski) решили завести зеркало сайта "Третий Рим":

www.tertia-roma.com


Надеюсь, в этот раз нам повезет больше и все будет работать нормально.
pikitan

Путеводитель

Сжатый обзор Всего:



Очень короткий, со ссылками на все статьи. Надеюсь, он поможет сориентироваться в происходящем. Рекомендуется к прочтению, в особенности тем, кому лень читать Всё. :))
pikitan

Дисклеймер

На сайт возвращена старая статья про интеллигенцию: "Интеллигенция и мелкие хозяйчики".

Мы работаем медленно, но верно :-)

Прошу у читателей извинения за плохую работу хостинга. Сайт грузится, но медленно, так что надо чуть-чуть подождать. Будем надеяться, в скором времени оно наладится.
pikitan

Новая статья


Продолжение серии "Идеографический барьер", "Дмитрий Галковский и познание истории" и "Разность технологий".

Еще на главной странице сайта появился раздел Избранное, где по темам рассортировано все самое существенное.